Ложь во спасение - статья про информационное согласие

  • Сохранить в PDF

ложь во спасениеУчитывая специальную подготовку и образование докторов, нам кажется, что они не должны болеть. В течение многих столетий поддерживалось патерналистское отношение врачей к пациентам. Великий древнегреческий врач Гиппократ в своей клятве символически выразил принципы современной медицины: «Определяй прошлое, диагностируй настоящее, прогнозируй будущее. При лечении болезни помогай или, по меньшей мере, не навреди».

Кроме того, Гиппократ заложил определенные основы, обеспечивающие поддержание жреческого статуса врача. В своем эссе Decorum он описал манеру поведения доктора у постели больного: «Отправляясь к больному, нужно помнить о том, что врач должен сидеть преисполненный достоинства, одежда должна быть опрятной и строгой, речь утвердительной. Доктору следует уверенно реагировать на возражения больных, своим спокойствием пресекая беспокойство пациента... Все это нужно делать холодно и искусно, нельзя предоставлять пациенту всю имеющуюся информацию. Необходимые рекомендации давайте с оптимизмом... Отвлекайте внимание больного от произошедшего с ним, иногда браните его резко, но с пониманием, а иногда проявляйте заботу...»

зелье

Врачи не брались за сложные случаи с большой вероятностью летального исхода для больного. Положение доктора зависло от успеха проводимого им лечения, и ничего хорошего с точки зрения рекламы смерть пациента не сулила. До появления в США после Второй мировой войны обязательной формы информированного согласия большая часть информации о состоянии больного скрывалась от него. Такая практика до сих пор распространена во многих странах. Доктора с большой готовностью скрывают собственные сомнения, когда не знают, чего ожидать. Обычно это делается «в интересах больного», поскольку считается, что предоставление пациенту неблагоприятной информации может отрицательно повлиять на его выздоровление. Право врача судить о том, что лучше для его пациентов, а значит, и лгать называется ложью во спасение или ложью во благо.

У концепции «лжи во спасение» было и остается много ярых сторонников. Живший в XIV веке Анри де Мондевилль (Henri de Mondeville) был не только известным хирургом и анатомом своего времени, но и одним из пионеров в области медицинской этики. Он призывал своих учеников «обещать каждому пациенту излечение, но... сообщать его друзьям или родственникам об опасности состояния больного».

Анри де Мондевилль действительно верил в силу человеческого оптимизма и лечебный эффект стремления к цели. Он не стеснялся лгать, когда считал, что это принесет пользу пациенту". «Например, скажите больному священнику, что епископ только что умер. Надежда получить высокую должность будет способствовать выздоровлению... »

Пациенты должны были покорно выполнять все указания врачей. Последние же настаивали на беспрекословном выполнении своих рекомендаций и добивались повиновения, живописуя самые страшные последствия, чтобы нагнать страх на пациентов. Считалось, что наличие у пациента сомнений и отказ его от лечения неблагоприятно влияет на репутацию доктора.

Более чем через три столетия после де Мондевилля его принципы повторил известнейший врач Бенджамин Раш (Benjamin Rush), который читал лекции по медицинской этике и получил прозвище «американский Гиппократ». По мнению Раша, доктора должны: «уступать пациентам по мелочам, но настаивать на своем в жизненно важных вопросах. Послушание пациента должно быть всеобъемлющим и беспрекословным. Больному ни при каких условиях нельзя позволять перечить доктору или сомневаться в нем».

Именно в те времена Вольтер сказал, что медицина занимается тем, что «развлекает пациента, в то время как природа лечит болезнь». Разница между признанными врачами и шарлатанами практически отсутствовала. При отсутствии истинных знаний о причине заболевания и даже большинства распространенных симптомов болезней огромное значение имел представительный вид врача. Чтобы сохранить свой мистический статус, которым так умело пользовались античные доктора, их последователи продолжали говорить на Латыни в присутствии пациентов.

серьезный врач

В XIX веке медицинские знания все еще не были достаточными для оказания по-настоящему эффективной помощи в большинстве случаев, поэтому отношение к врачам во многом зависело от наличия у них необходимых атрибутов высокого положения. Американский врач и писатель Оливер Уэнделл Холмс (Oliver Wendell Holmes) кратко изложил факторы, определяющие достижение успеха: «У врача должна быть высокая шляпа как признак компетенции, заметное брюшко как признак достоинства и четки для создания озабоченного выражения лица». Холмсу также принадлежит известное высказывание, которое он сделал в 1883 г.: «Если всех врачей утопить в море, то это было бы лучше для человечества, но катастрофой для рыб».

Во времена, когда медицинские решения не имели под собой никакого научного основания, привлечь врача к ответственности за неправильное лечение было совершенно невозможно. И хотя докторов часто подозревали в отцовстве многих нежеланных детей, в случае смерти пациента речь о каком-либо судебном разбирательстве не заходила.

Вне всяких сомнений, медицинская специальность постоянно развивалась, и появлялись доктора, стремящиеся принести пользу обществу с помощью своих знаний и умений. Однако нерадивых врачевателей, уверенно сводивших в могилу своих пациентов, не могли исключить из Медицинского реестра, который начали вести в 1885 г. Кроме того, в викторианскую эпоху от населения скрывали данные по детской смертности, поскольку считалось лишним информирование публики о столь грустных аспектах, что, конечно, было на руку докторам. Для охраны собственных интересов и высокого положения в обществе врачи назначили себя защитниками моральных устоев. Образовавшиеся в то время медицинские организации, по сути, предназначались для лоббирования интересов докторов и предоставления юридических обоснований для «лжи во спасение», которую врачи использовали по своему усмотрению.

В 1887 г. врач из Лидса Артур Аллбутт (Arthur Allbutt) написал небольшую книгу под названием «Руководство для жены» (The Wife's Handbook). В целом это руководство посвящалось уходу за детьми, но в последней главе «Как предотвратить зачатие» Аллбутт развенчал некоторые совершенно бессмысленные методы контрацепции, которые в то время были широко распространены. Один из таких способов предотвращения беременности заключался в том, что после полового акта женщина должна была сесть на кровати и покашлять, чтобы выплеснуть сперму. Еще одно заблуждение заключалось в том, что прием мужчиной малых доз мышьяка снижает половое влечение, хотя на самом деле это приводило к отравлению и смерти. Аллбутт предложил заниматься сексом в относительно «безопасные» периоды женского цикла, принимать душ после полового акта и использовать презервативы. Несмотря на разумность советов врача, придание этой информации публичной огласке вызвало гневную реакцию коллег, в ходе секретного совещания Высший медицинскии совет принял решение конфисковать книгу И вычеркнуть имя Аллбутта из Реестра на том простом основании, что эта книга могла стать доступной неженатым и незамужним лицам. Это решение разрушило карьеру Артура Аллбутта.

стоматолог

Повышение общей грамотности (в том числе юридической) населения Британии и успешное судебное разбирательство в отношении врача, убившего свою пациентку, которая была его любовницей, а также известные случаи сексуального домогательства со стороны докторов привели к увеличению настороженности публики в отношении представителей медицинской специальности. В ответ последними был создан Союз защиты врачей, который за определенный ежегодный взнос обеспечивал своим членам юридическую защиту в случае судебных исков. В США аналогичные организации были созданы несколько позже, но еще до этого некоторые доктора уже страховали свою ответственность в страховых компаниях.

С того времени в Британии «ложь во спасение» использовалась под прикрытием юридической защиты со стороны соответствующих организаций и оставалась нормой до 1950-х гг. Поскольку осведомленность населения в медицинских вопросах росла, то ошибки докторов все чаще становились достоянием публики. Однако судебные тяжбы редко заканчивались в пользу истцов, поэтому врачи считали факт юридического разбирательства собственной халатности неизбежной, но незначительной неприятностью. В 1954 г. один уважаемый доктор написал, что «граждане готовы судиться с врачами под любым предлогом». Истцов считали лгунами, одержимыми и глупыми а их обвинения — недостойными внимания. Адвокаты профсоюзов врачей быстро выяснили, что свирепые письма обычно пугали довольно робких жертв врачебной халатности и вводили их в состояние покорности. Из первых 383 случаев, за которые взялся Союз защиты врачей, только в трех случаях решение было принято в пользу истца. Безусловно, этим фактом упомянутый Союз очень гордится.

После Второй мировой войны получил распространение принцип информированного согласия, который заключался в том, что врач обязан был предоставить пациенту всю необходимую информацию, касающуюся предполагаемого лечения. Право на информированное согласие позволило пациентам проверять действия докторов, а также предоставило юридические основания для судебных исков. Естественно, это привело к еще большей поляризации врачей и пациентов и дало массу поводов для взаимного недоверия и подозрений. На этом этапе концепция «лжи во спасение» стала использоваться в качестве оправдания в случае возможного судебного разбирательства при неправильной диагностике или неправильном лечении.

Кроме того, последнее столетие ознаменовалось быстрым технологическим прогрессом в медицине, что потребовало специализации докторов для достижения высокой техникой грамотности в различных областях. Если раньше врачи говорили на латыни или просто молчали, то сегодня даже при желании объяснить обывателю суть тех или иных медицинских манипуляций очень сложно. Огромный арсенал лекарственных препаратов, инструментов, приборов и технологий, используемых при лечении больных, не только повышает эффективность терапии, но и сопряжен с высоким риском врачебной ошибки. В условиях современной технологически ориентированной медицины нередко сложно провести грань между докторами и операторами ЭВМ. Известное исследование, проведенное сотрудниками Гарвардского университета в 1983 г., показало, что 10 % смертельных исходов можно было предотвратить, если бы врачи использовали свои глаза и ум вместо слепой веры в показания приборов. Один из известных американских телеведущих как-то сказал, что «проблема врачебной халатности из этической стала технической».

(из журнала Quintessence International, русское издание за 2009 год)

  • Клиника «Е-класс»

    г. Харьков, ул. Юры Зойфера, 7.
    +38 (057) 705-10-67, +38 (050) 688-43-46, +38 (067) 658-43-46.
    e-class.stom@mail.ru
  • Клиника «Мир»

    г. Харьков, переулок Отакара Яроша, 16.
    +38 (057) 760-15-10, +38 (050) 338-15-10, +38 (067) 575-15-10.
    mir.ua.stom@gmail.com